Молодежное благотворительное общественное объединение
"ГОРОД БЕЗ НАРКОТИКОВ"
НовостиАналитические материалыДеятельность ГБН

Периодически поднимаемая в СМИ тема заместительной метадоновой терапии (ЗМТ) для лечения наркоманов -
далеко не однозначная и даже противоречивая, несмотря на то что ЗМТ в Беларуси уже имеет официальный статус. Метадон - это лекарство, говорят одни. Наркотик - утверждают другие.

Кому нужен легальный метадон

А наркозависимым не до разговоров, они бегут за очередной дозой в специальные кабинеты… Добавим, что программа - проект ООН. Но в 2015-м организация сворачивает финансирование для Беларуси. Предполагается, что работа с наркозависимыми в нашей стране будет производиться за государственный счет, в итоге - за счет белорусов. Представители Минздрава, МВД, Генпрокуратуры, общественных организаций, которым небезразлична цена вопроса (и дело не только в банкнотах), недавно встретились за круглым столом, чтобы наконец разобраться: так благо метадон или нет?

Нужна ли эта программа белорусам?

Медицина считает…

Для начала точку зрения Министерства здравоохранения Беларуси озвучил главный нарколог Сергей Осипчик, который начал с небольшого экскурса в историю. По словам Сергея Ивановича, программа впервые была опробована в 1967 году в Швеции и до сих пор широко применяется во всём мире, в том числе в Китае и Иране. В Беларуси метадоновая программа в качестве пилотного проекта стала реализовываться с 2007 года в Гомельской области. Через два года по результатам испытаний было принято решение, что ЗМТ в Беларуси нужно внедрять. Аргументы? В Минздраве подсчитали экономический эффект: стоимость метадона - порядка 30 долларов в месяц на человека. А тому, кто потребляет опиоидные наркотики, необходимо в месяц порядка тысячи долларов: 12 тысяч в год. А стало быть, такая сумма выводится программой из нелегального оборота. Более тысячи наркозависимых (столько сегодня участвуют в ЗМТ) лишают наркобаронов порядка 12 млн долларов в год.

Что происходит с медицинской точки зрения? Метадон блокирует опиоидные рецепторы, и наркоману опиум становится неинтересен. Он приходит к выводу, что героин ему не нужен, следовательно, и деньги на него он добывать не будет. Помимо помощи нарколога, участники ЗМТ получают психосоциальное сопровождение. Как положительный момент: С. Осипчик приводит в пример образование семейных пар - участников метадоновой терапии, у которых, по его словам, даже рождаются здоровые дети.

Снижение прибыльности наркотрафика, медицинские последствия… В этом, по словам Сергея Осипчика, и заключается польза ЗМТ. Поэтому с 2009 года терапия и распространяется в различных регионах страны. Сегодня в Беларуси 17 кабинетов заместительной терапии. После социально-экономической оценки эффективности использования метадона будет принято окончательное решение, применять ли с 2015 года программу за госсредства.


«С ханки на джеф, с джефа на ханку»

У замначальника управления по надзору за выполнением законов в деятельности органов дознания Генпрокуратуры Анатолия Лазуты свой взгляд на метадоновую программу.

 Заместитель начальника управления по надзору за выполнением законов в деятельности органов дознания Генеральной прокуратуры Лазута А.А.

 

- Это не простой вопрос, - говорит прокурор. - Кто бы что не замещал, в итоге люди, участвующие в программе, остаются наркоманами. Просто, сойдя с иглы опиумной, «подсели» на метадон.

Управлению Генпрокуратуры, в котором работает Анатолий Лазута, надзор за выполнением законодательства в области борьбы с наркотиками вменен в обязанности лишь с января. Помочь разобраться в теме в управление приглашали специалистов из общественных организаций.

- Чтобы знать явление, его нужно изучить со всех сторон, - говорит прокурор. - Мне было интересно, почему мы пошли на эту заместительную терапию, что за методики подсчета эффективности, где те люди, которые участвуют в программе? Оказывается, многие из них продолжают сидеть на опиумной игле, потому что хотят получать кайф, а не лечиться.

Россия, по словам прокурора, сразу отказалась от метадоновой программы и сделала это неспроста. В Гомельской области, где проводился эксперимент, практика ЗМТ должна была привести к положительным результатам, но и немедику видно, что наблюдается рост преступлений, совершенных наркоманами. Статистика по оконченным уголовным делам свидетельствует: на Гомельщине снижения криминала не наступило.

- Насколько это выгодно государству, я не знаю… Мы не настолько богаты, чтобы позволить приобретение наркотика для обеспечения тех, кто сам себя поставил в ранг наркоманов… Наркоманы - это больные люди, и пока еще способов излечить их стопроцентно не найдено. Мы делаем попытки, но в итоге загоняем республику в валютные вливания… Кроме того, сомневаюсь, что у наркоманов родится нормальный ребенок.

Анатолий Анатольевич рассуждает на тему явления…

- Где семья? Все кивают на медиков, прокуроров, милицию, школу, улицу… Но позвольте, а семья? Или мы способны только воспроизвести себе подобных и забыть о ребенке?.. В первую очередь нужно говорить не о замещении наркотика другим наркотиком, а о воспитании в семье: что такое хорошо, а что такое плохо…

У самого прокурора Лазуты - сын, дочь, внуки… И ни у кого, признается он, даже в разговорах нет слова «наркотик». Будет эффект от лечения или нет - это вопрос медицины. А пока, убежден А. Лазута, нужно поставить барьер, чтобы новая армия молодежи не попала в пагубную зависимость.

Немалую роль в решении проблемы наркомании Анатолий Анатольевич отводит и прессе:

- Пресса - это великое дело. Да, правда может быть горькой. Ну что ж, попьем этой горькоты. Может, наступит отвращение от этих наркотиков. Это мое мнение.

В рамках правового поля

От следующих выступлений «слаще» не стало. «Горькоты» добавил председатель общественного объединения «Город без наркотиков» Петр Шапко. Он поблагодарил прокурора Лазуту за его слова и признался, что нечасто можно услышать такое мнение от чиновника. Также обратил внимание на слова представителя МВД. Начальник отдела по контролю за легальным оборотом наркотиков и их прекурсоров УНиПТЛ КМ МВД Сергей Сидорович отметил, что его отдел работает в тесном взаимодействии с Министерством здравоохранения. Специалисты контролируют процесс метадоновой терапии, чтобы наркотик не поступал в незаконный оборот. Никаких нарушений в МВД не видят, всё - в рамках правового поля. Но как раз это и настораживает представителей общественных организаций. «Всё - в рамках правового поля». Это, действительно, так, и это может привести к глобальным последствиям в масштабах государства, считает П. Шапко.

 Фрагмент выступления председателя молодёжного благотворительного общественного объединения "Город без наркотиков" Шапко П.Б.

 

- Во-первых, сегодня происходит психологическая легализация наркопотребления в стране, когда не только наркозависимые, но и все остальные понимают, что прием наркотиков перестал быть чем-то ужасным. Теперь можно себе позволить получать кайф, а в случае чего ломку прекратят другим наркотиком - метадоном. Происходит распространение толерантности к наркопотреблению.

По словам П. Шапко, в последние годы отношение молодого поколения к проблеме наркотиков сильно изменилось. Люди не видят в зелье страшной угрозы и всеми путями стараются получать удовольствие. Когда распространителя спрашивают: «Ты понимаешь, что это наркотик?» Тот отвечает: «Он легальный». Для подростка с неокрепшим мировоззрением сам факт легального вещества снимает огромное количество психологических, моральных, этических
барьеров.

Таким образом, общественники сегодня видят угрозу увеличения роста наркопотребления, привития в обществе толерантности к наркопотреблению, и в будущем - легализацию наркотиков на государственном уровне. Скептикам Петр Шапко говорит: «Если бы лет 15 назад сказали, что когда-нибудь будем такое обсуждать, - не поверили бы».

По словам руководителя «Города без наркотиков», им, людям, ничего не получающим за свою деятельность, руководствующимся моральными побуждениями, очень бы хотелось, чтобы чиновники вели себя по-государственному.

- Мы давно выяснили, что для любого врача ЗМТ - благо. С него снимается масса проблем, связанных с наркозависимыми. Но давайте посмотрим. Врачи говорят, что заместительная терапия идет в комплексе с другими программами - профилактики ВИЧ-СПИД, гепатита, туберкулеза… Однако если взглянуть на цифры, то число вновь инфицированных ВИЧ-СПИДом, туберкулезом и гепатитом также растет. То есть введение программы никак не повлияло ни на остановку роста, ни на сокращение. Более того, заболевание ВИЧ-СПИДом молодеет. Подростки с 14 лет употребляют наркотики в больших количествах. Проблеме способствуют и легальные курительные смеси.

По словам руководителя «Города без наркотиков», сегодня 90% учащихся профессионально-технических колледжей имеют опыт потребления такого рода наркотиков и около трети употреб-ляют их систематически. В одном из профессиональных колледжей за последние два месяца в обморок от передозировки упали шесть человек. Торговцев зельем можно увидеть в людных местах Минска, в подземных переходах. Сегодня можно зайти на соответствующий сайт и заказать курительную смесь с доставкой на дом… Но курительная смесь - лишь стартовый наркотик, часть попробовавших его отсеется, а часть перейдет на более тяжелые.

Иное мнение

Что касается международного опыта, на который ссылаются сторонники программы ЗМТ, то и здесь у общественников аргументы: да, ЗМТ применяется в 68 странах, но ни в одной из них нет данных, что эта программа принесла пользу. Другое дело, что свернуть эти программы уже нельзя, так как люди, «сидящие» на метадоне, «соскакивают» с него сложнее, чем с героина. Неслучайно некоторые страны - постоянные потребители метадона (например, Швейцария, Австралия, Бельгия, Великобритания) - переходят на выдачу наркоманам героина, поскольку применение метадона себя не оправдало. Кроме того, во всех странах-участницах программы рост наркопотребления не останавливается.

Представители общественных организаций рассматривают проблему ЗМТ как одно из звеньев цепи проблем. Они - в тех либеральных новшествах, которые пришли в Беларусь за последние 20 лет, внесшие свои коррективы в процессы - от воспитания подрастающего поколения до законодательства в данной области.

Противники ЗМТ обращают внимание и на то, что метадоновое замещение во многих странах мира спонсируется фондом Сороса, который в Республике Беларусь запрещен. Этот фонд несколько раз оказывался в центре международных скандалов, связанных с корректировкой уровня населения третьих стран. Представители общественных организаций не исключают, что такого рода программы вносятся в наше государство с той же целью. Петр Шапко вспоминает прогноз семилетней давности, сделанный на конференции ООН по народонаселению. На нем тогдашний Госсекретарь США Мадлен О'Брайт заявила, что к 2050 году на территории Беларуси будет проживать

3 млн человек…

Любопытны и другие наблюдения общественников. В Украине, которая раньше Беларуси вошла в метадоновую программу, с 2011 года участились случаи прокурорских проверок различных общественных организаций, занятых продвижением заместительной терапии, и других грантополучателей из Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Тамошней прокуратурой и МВД были внесены предложения, направленные на закрытие программ заместительной терапии. Петр Шапко процитировал слова прежнего главы МВД Украины Григория Могилёва: «На мой взгляд, тот, кто создал эту программу у нас в стране, совершил ошибку. Мы с коллегой, главой российской федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктором Ивановым, обсудили этот вопрос. В Америке эту программу практически на официальном уровне не поддерживают. Она применяется только в некоторых странах Европы, и там эта тема больная. Прямо сейчас на уровне Кабинета министров мы обсуждаем трансформацию заместительной терапии на, так скажем, более цивилизованный метод». В Украине на уровне государства теперь рассматривается вопрос: нужна ли вообще стране заместительная терапия?

- То, что из наркооборота изымается 12 миллионов долларов в год, - это иллюзия, - уверяет Петр Шапко. - Наркооборот в Беларуси растет, что подтверждает и статистика… И то, что метадон не наркотик, сказать нельзя. После применения препарата легкую эйфорию получают все пациенты. А через 24 часа у них появляются первые симптомы ломки и они бегут в кабинеты ЗМТ, чтобы получить следующую дозу. То есть наркотический эффект как таковой присутствует, просто он не достигает той цели, которую преследует наркоман - получение кайфа. Но давайте разберемся: если человек хочет отказаться от наркотика, разве он будет заниматься замещением одного наркотика на другой? Он просто будет пользоваться данной программой как инструментом (в аптеках есть ряд дешевых препаратов, которые в сочетании с выдаваемыми дозами метадона приводят к очень большому наркотическому эффекту). Если у человека есть - цель больше никогда в жизни не употреблять наркотики, он будет отказываться от них. Если же он перешел на программу такого рода, то у него осталась цель получения удовольствия…

Три фактора зла

Директор антинаркотического проекта «Антимак» Александр Шпаковский еще более категоричен в суждениях. По его словам, в нашей стране сложились достаточно оптимальные условия для массовой наркотизации населения. Александр Павлович называет три фактора, которые способствуют этому. Во-первых, фактически в легальном обороте находятся опиумосодержащие семена пищевого мака (на сленге наркозависимых - «бубки», «семки»), до 90% внутривенных наркопотребителей опиатов - зависимые от наркотика на его основе. Тут антимаковцы связывают надежды с ожидаемой госмонополией на поставку семян мака в Беларусь, что должно снизить «градус» проблемы.

 Директор антинаркотического проекта «Антимак» Шпаковский А.П.

 

Второй фактор - легальное распространение курительных смесей. В этой ситуации правовая оценка действий наркодилера зависит от сроков (до трех месяцев) внесения наркотика в специальный перечень запрещенных веществ. За это время за границей синтезируется новая формула синтетических заменителей каннабиноидов. Закон же об аналогах, по словам общественников, не работает.

- Да, понятие аналогов внесли в законодательство, - говорит Александр Шпаковский, - но правоприменительной практики по отнесению вещества к аналогам пока, к сожалению, нет. Всех, кого задерживают за курительную смесь, отпускают, потому что эти вещества не относятся ни к наркотикам, ни к их прекурсорам, ни к аналогам.

В этой связи представители «Антимака» и «Города без наркотиков» предлагают сформулировать закон таким образом, чтобы аналогами наркотических веществ являлись все психоактивные вещества курительных смесей, за исключением веществ, имеющих давнюю традицию потребления.

- Нужно пойти методом от противного, - поясняет А. Шпаковский. - Не вносить в список формулы поочередно, а исключить алкоголь, никотин, кофе и другие традиционные продукты. Насколько это верное решение, должна определить правовая экспертиза. Пока же продолжается игра с наркобизнесом в догонялки.

А за это время создаются целые маркетинговые сети из числа школьников. Представители «Антимака» бьют в набат, ведь в итоге они видят серьезную угрозу национальной безопасности: по данным Минздрава, с 1985 года число наркозависимых увеличилось в 32 раза, в Минске - в 56 раз…

И, наконец, третий фактор наркотизации, по Шпаковскому - это практика заместительной метадоновой терапии.

- Мы пошли по абсолютно неверному пути реабилитации наркозависимых, - говорит Александр Павлович, - в сторону так называемых программ снижения вреда, которые ни в одной стране мира не привели к положительному результату. Везде наблюдается рост числа наркоманов и заболеваний ВИЧ-СПИД… Что получается? Формируется устойчивая группа зависимых от метадона, причем эта зависимость сильнее, чем от героина. Да, отсутствует эффект эйфории. Но это компенсируется добавлением других веществ.

А. Шпаковский также просветил участников круглого стола по поводу истории метадона. Наркотик был синтезирован в нацистской Германии и, по некоторым данным, имел название «дольфин», которое, по мнению отдельных исследователей, приобрел в честь известного наркомана ХХ века Адольфа Гитлера. После поражения нацистской Германии методику и патент на производство «дольфина» получили английские и американские фармакологические компании. Чуть позже, в 1954 году, название наркотика сменили на «метадон».

- Американские фармакологические компании, используя сеть общественных организаций международного финансиста Джорджа Сороса, продвигают на территории всего мира метадоновую заместительную терапию. Для западных компаний - это обычный менеджмент, advocacy (пропаганда, продвижение, расширение рынка). Финансист Д. Сорос прямо говорит, что его цель - легализация наркопотребления во всём мире. Якобы это выведет наркотики из-под крыла наркомафии, но очевидно, что в этом случае наркотики абсолютно легально начнут продавать фармакологические компании.

Вот еще несколько любопытных наблюдений руководителя «Антимака»: в 2004 - 2009-х годах на функционирование сети ЗМТ в Беларуси Глобальным фондом ООН для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией было выделено более 16 млн долларов. По информации БелТА, в конце 2012-го представители МВД, Минздрава и Программы развития ООН приняли специальную резолюцию, основное внимание в которой уделяется возможности закупки метадона для программы и после того как в стране закончит действие грант Глобального фонда. В марте этого года, когда был открыт очередной кабинет заместительной терапии в Жодино, в пресс-службе Группы управления грантами ГФ отметили, что ЗМТ внедрена в Беларуси в рекордные сроки. А во время торжественного открытия кабинета главной задачей представитель ПРООН назвал не реабилитацию наркоманов, не снижение ВИЧ-СПИДа, а «обеспечение устойчивой работы сети ЗМТ».

Метод наркотического пайка

- С 90-х годов прошлого века мы упорно идем в направлении тех задач, которые перед нами ставят сторонники программ снижения вреда, - говорит Александр Шпаковский. - Декриминализированы деяния, связанные с незаконным оборотом наркотиков. У нас в стране нет ответственности за употребление наркотика, за нахождение в состоянии наркотического опьянения в общественном месте. Теперь мы отказались и от действенных мер трудовой реабилитации в пользу «лечения» наркоманов сильно действующими наркотиками.

По словам А. Шпаковского, внедряя этот метод, ООН забывает, что в 1961 году этой же организацией была подписана резолюция, единогласно одобренная представителями около 100 государств, в которой однозначно указывается на то, что лечение наркоманов должно происходить в свободной от наркотиков атмосфере. Светило советской наркологической науки академик Эдуард Бабаян, скончавшийся в 2009 году, по поводу ЗМТ утверждал: «Невозможно лечить наркозависимых методом наркотического пайка». Наверное, неслучайно в России ЗМТ была запрещена. Татьяна Голикова, будучи министром здравоохранения и соцразвития РФ, на встрече с представителями ООН заявила: изучив результаты пилотного проекта, подтверждения эффективности ЗМТ российскими медиками получено не было… А что же Беларусь?

По официальной статистике, у нас более 15 тысяч наркоманов. Латентная цифра наркозависимых - порядка 100 тысяч человек. Если эту армию сделать зависимой от метадона, то кто ее будет обеспечивать после 2015 года, задаются вопросом в «Антимаке». Куда пойдут эти люди, когда им перестанут давать метадон?

Между тем А. Шпаковский признает: заместить сейчас метадоновую терапию, при том что у нас нет другой системы реабилитации, нельзя. Но необходимо ставить вопрос об эффективной системе реабилитации на основе реабилитационных центров с жестким распорядком дня и интенсивной трудовой деятельностью, приносящей творческое удовлетворение. При этом необходимо четко понимать, что победить окончательно данное зло невозможно. При добровольном отказе в самых лучших реабилитационных центрах только 17 - 18% зависимых пребывают в состоянии длительной ремиссии. Все остальные вновь возвращаются к приему наркотиков.

- Мы не рассматриваем ЗМТ как какую-то преступную инициативу Минздрава, ни в коем случае не подвергаем сомнению авторитет медиков. Мы просто полагаем, что в данной ситуации там несколько ошиблись. Давайте остановимся, внимательно посмотрим на результаты, оценим и тогда уже с этих позиций пойдем дальше. У нас еще пока, несмотря на все ужасные вещи, которые мы озвучиваем, ситуация лучше, чем в Европе, чей опыт наркопотребления хотим перенять (в крупных западноевропейских городах наркодилеры открыто предлагают героин и иные сильнодействующие наркотики). Давайте посмотрим в первую очередь в сторону семьи и школы. Мы готовы вместе с государственными органами разрабатывать концепцию спортивно-патриотического воспитания молодежи. Подростки втягиваются в наркоманию от бездеятельности.

Поддерживает коллегу и Петр Шапко: «Мы считаем, что министерства не должны рассматривать подобного рода вопросы в рамках исключительно своей деятельности.

В таких вещах необходимо проявлять общегосударственный подход, рассматривать все возможные факторы воздействия на общество».

Без охоты на ведьм

Беседа за круглым столом, по словам главного нарколога Сергея Осипчика, затронула многие аспекты проблемы. И это хорошо, считает Сергей Иванович, потому что наркопотребление - социальная проблема, силами одного ведомства здесь не справиться. Между тем главврач настаивает, что метадон - наркотическое лекарственное средство, как и другие средства, употребляемые при купировании болевых синдромов пациентов с тяжелыми заболеваниями.

- В медицинской практике наркотические анальгетики использовались и, смею заверить, будут использоваться, потому что ничем иным нельзя купировать непереносимые боли… Всегда в числе зависимых находятся люди, которые не купируются ничем, идущие медленно к смерти, затрачивая ресурсы своей семьи, совершая правонарушения, потому что им постоянно нужен наркотик. Программа заместительной терапии - для этой когорты пациентов. Я не готов оценивать, кто кого финансирует, - мы работаем с программой ООН, общаемся с наркологами из Российской Федерации, Польши, Украины… К 2015 году решим: если в Гомельской области социально-экономический эффект будет получен, тогда государству нужно будет задуматься. Наркозависимый - это больной человек. Хочется, чтобы мы ушли от оценок его виновности. Если это сделаем, люди пойдут к нам. Когда не вешают на человека чувство вины, он идет к доктору. В противном случае люди прячутся по подвалам, забирают вместе с собой кого-то еще.

- Но здесь есть один серьезный момент, - отвечает доктору Александр Шпаковский. - Если мы говорим, что это заболевание, а не социально опасный тип поведения, мы фактически открываем путь молодежи к наркотикам, снимаем барьер страха. Более 70% людей удерживаются от преступного деяния по причине как раз запретительной функции закона. В данном же случае этот тип поведения, связанный с наркотиками, не запрещают, а объявляют болезнью - как грипп, с которым можно сходить к доктору.

…Не видит главный нарколог Минздрава особых проблем и со школами. По его словам, в прошлом году Минобразования проводило оценку употребления алкоголя и наркотических средств для обоснования обязательного медицинского тестирования учащихся. Минздрав собрал биологические образцы в учебных учреждениях, представленных Министерством образования. Ничего настораживающего выявлено не было.

- Это тестирование было добровольным, - парирует Александр Шпаковский. - Как человек, работавший в системе образования, скажу: ни один руководитель учреждения образования, опасаясь дисциплинарных взысканий и последствий, не пойдет на раскрытие реальной ситуации. Поэтому школы на тестирование направили тех учащихся, в отношении которых однозначно не могло быть никаких подозрений. Минздрав отчитался руководству страны, что всё хорошо, а уровень наркотизации при этом растет (+9% за 2012 год).

На это Сергей Осипчик сообщил, что критерии оценки школ недавно изменены. Подписано совместное письмо, в соответствии с которым школам не станут снимать баллы за негатив… В этом году будут проводить тестирование в учреждениях образования, которые выберет Минздрав, в частности - Солигорска. По идее теперь оценка должна быть более объективной.

Прокурор Анатолий Лазута искренне удивился, узнав, что существовала некая система оценок. При прокурорских проверках, по его словам, в исполкомах в отделах образования об этом не говорили. «Это покровительство наркомании и пьянства», - возмущается прокурор…

Острая полемика за круглым столом продемонстрировала, что все разделяют озабоченность, связанную с наркотиками, а вернее, с тем, что происходит вокруг ЗМТ. Очевидно, что затронутые аспекты, действительно, сложные и неоднозначные. Причем в этих вопросах важно не скатиться до охоты на ведьм. Безусловно одно: тема метадоновой политики и планов госфинансирования заместительной программы нуждается в пристальном внимании государственных органов, заинтересованных ведомств, общества. Проблема требует всесторонней проработки, ведь на кону - наше будущее, которое - уже настоящее.

Александр СТРИГАЛЁВ.
Фото автора и из Интернета.
По материалам из сатов
http://antimak.by/press-konferencia-antimak/

http://mvd.gov.by/main.aspx?guid=124493

 

 

Последние новости

Дело принципа. Борьба с наркотиками

Бросить все усилия на ликвидацию наркотрафика, ужесточить наказание для дилеров или ввести уголовную ответственность для тех, кто употребляет психотропные вещества?

Подробнее...

Россия отстаивает своё право на лечение наркомании в свободной от наркотиков форме

2 декабря в Москве состоялся международный съезд организаций, осуществляющих лечение и реабилитацию наркозависимых на основе принципов полного отказа от потребления наркотических средств.

Подробнее...

24 вопроса. Объектив-конференция

Февраль этого года стал переломным месяцем в жуткой статистике уголовных преступлений, связанных с наркотиками в Беларуси. Впервые за несколько лет зарегистрирован спад преступности. Президентским декретом введены драконовские меры для дилеров: барьеры для пропаганды наркотиков в публичном пространстве, а силовики получили право моментально вносить все новые смеси в список запрещенных. На новый уровень вышла реабилитация наркозависимых.

Подробнее...
© 2014 antidot.by - Город без наркотиков | При использовании материалов сайта гиперссылка на antidot.by обязательна